Я — Г-сподь, Б-г твой (Первая Заповедь) [↑]

С первой заповедью для православного христианина вроде бы все ясно – я верую, и нет у меня других богов. – Я верую в Пресвятую Троицу, в Господа Иисуса Христа: я знаю, в Кого я верую; никого иного не приемлю и никого другого не ставлю на место Бога. Для всякого верующего Бог есть несомненно, и уже одно это отличает человека, обладающего даром веры – удивительным, если вдуматься, явлением, от великого числа людей, по-своему хороших, добропорядочных, умных, – у которых такого дара нет.

Не надо их осуждать за это, Бог даст – они его обретут. Дар веры – это дар Богом Себя, он дожидается человека во всем творении, во всякой вещи, всякий миг. Нет мгновения в нашем бытии, когда Бог «не готов» или занят чем-то более важным. – Напротив, всегда человек «еще не готов»; чтобы принять Его, человеку надо только освободить руки, отложить себя, свою «самость», «эго», «я» – и допустить на это место другое «я» – Я Бога.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Ничего такого уж трудного не составляет для человека признание Бога. Чем Он величественнее и непостижимее – тем лучше, поскольку все превосходные сравнения Божества настолько превосходны, что как бы взаимоуничтожаются, и тогда Бог для меня – просто Великая Абстракция (так называемый деизм [1]), которую я с готовностью признаю, за что сам себя уважаю.

– Бог есть, и слава Богу! – А вообще я ужасно занят; у меня забот полон рот; рук не хватает за всем поспеть: семья, работа, друзья… Отсутствие денег, крыша протекает, зубы болят… Жизнь меня не радует или, напротив, радует; мне интересно жить или очень скучно, жизнь не заладилась… Но при самом худом или при самом хорошем – всюду только я сам, маленький идол в центре своей собственной вселенной. Над ней, этой вселенной, конечно, есть Бог, но в ней Его нет.

Он ничего не требует и ни в чем не нуждается. Нет закона, согласно которому можно находиться в общении с Богом, кроме закона любви. Так же и в общении со своим ближним нет другого закона. Впрочем, разве Христос не ближний мой? Что возможно ближе, если я принимаю Его в причастии и срастворяюсь с Ним в его человечестве?

И если, исходя из вышесказанного, посмотреть на первую Заповедь: «Я – Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов, кроме Меня», в ней можно увидеть то же самое, что: «отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16,24).

[1]  Деизм (от лат. Deus – Бог) – понимание Бога как безличной первопричины мира. В деизме Бог признается первопричиной и творцом мира, но отвергается Его участие в жизни личности, общества, природы.

иеромонах Серафим (Параманов)

стиль поведения, тон общения, способы общежительства, некоторые характерные манеры, жесты, слова… Это внешнее обычно называется «навыками благочестия». В зависимости от темперамента личности и температуры окружающей среды благочестие остается или просто формой, наиболее естественной и приемлемой при христианской деятельности, выражаемой глаголом «святить» («Бога святите в сердцах ваших» (1Пет. 3, 15)).

Или может превратиться в бездумный ритуал, являя собой под видом сугубого благочестия церковный вариант охранительного магизма. Только вместо сплевывания через плечо и постукивания по дереву здесь будет говориться через слово «Бог даст» (чтобы ненароком не сглазить), «как батюшка благословит», «Господи помилуй», «спаси вас Господи».

«Воля Божья», «спаси Господи» или «помоги Господи», действительно высокие наречения и пожелания, стерлись в бытовом обиходе до каких-то ничего не значащих присказок. Это такие благочестивые штампы, заполняющие пустоту, когда нечего сказать, долженствующие манифестировать постоянную причастность их (всуе говорящих) к особому избранному «деланию». На практике же они обычно являются психологическим выявлением крайнего своеволия и гордыни – в поступках, в мнениях, в направлении деятельности.

Заповедь гласит: «Я — Г-сподь, Б-г твой». Если тысяча человек посмотрит на поверхность воды, каждый из них увидит на ней свое собственное отражение. Так Всевышний обратился к каждому еврею (в отдельности) и сказал ему: «Я — Г-сподь, Б-г твой» («твой» — а не «ваш»).

Почему все Десять заповедей сформулированы как императивы единственного числа («Помни», «Чти», «Не убивай» и т. д. )? Потому, что каждый еврей должен сказать себе: «Заповеди даны лично мне, и я обязан их выполнять». Или — иными словами — чтобы ему не пришло в голову сказать: «Достаточно, чтобы их исполняли другие».

В Торе сказано: «Я — Г-сподь, Б-г твой». Почему Тора употребила оба Имени — «Г-сподь» (обозначающее милосердие Всевышнего) и «Б-г» (обозначающее Его суровость как Верховного Судьи)? Всевышний сказал: «Если вы исполняете Мою волю, Я буду для вас Г-сподом, как сказано: “Г-сподь — Э-ль (Имя Всевышнего) жалостливый и милосердный” (Шмот, 34, 6). А если нет — Я буду для вас “Б-гом вашим”, который строго взыскивает с виновных». Ведь слово «Б-г» всегда обозначает строгого судью.

Слова «Я — Г-сподь, Б-г твой» указывают, что Всевышний предлагал Свою Тору всем народам мира, но они ее не приняли. Тогда Он обратился к Израилю и сказал: «Я — Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства». Даже если бы мы были обязаны Всевышнему только тем, что Он вывел нас из Египта, этого было бы достаточно, чтобы принять на себя любые обязательства перед Ним. Равно как достаточно было бы и одного того, что Он вывел нас из рабского состояния.

Это означает: не спеши произносить ложную клятву, вообще, не клянись слишком часто, ибо всякий, кто привыкает клясться, иногда клянется даже тогда, когда вовсе не собирается это делать, просто по привычке. Поэтому мы не должны клясться, даже говоря при этом чистую правду. Ибо тот, кто привыкает клясться по любому поводу, начинает относиться к клятве как к простому и обычному делу.

Весь мир содрогнулся, когда Всевышний произнес на горе Синай слова: «Не произноси Имени Г-спода, Б-га твоего, попусту». Почему? Ибо только о преступлении, связанном с клятвой, в Торе сказано: «Ибо не пощадит Г-сподь того, кто произносит Имя Его попусту». Иными словами, это преступление не может быть впоследствии исправлено или искуплено.

Азбука Спасения - Заповедь – Не кради

В Книге Дварим эта заповедь сформулирована несколько иначе: «Не отзывайся о ближнем твоем пустым свидетельством» (Дварим, 5, 17). Это значит, что оба слова — «ложный» и «пустой» — были произнесены Всевышним одновременно — хотя человеческие уста не в состоянии произнести их таким образом, а человеческое ухо — расслышать.

Царь Шломо сказал в мудрости своей: «Всех заслуг человека, исполняющего заповеди и совершающего добрые дела, не хватит, чтобы искупить грех вырвавшихся у него изо рта дурных слов. Поэтому мы обязаны всячески остерегаться клеветы и сплетен и не грешить таким образом. Ведь язык обжигается легче, чем любой другой орган, и первым из всех органов предстает перед судом».

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Не следует распространяться в похвалах другому человеку, чтобы, начав с похвал, не рассказать о нем дурное.

Клевета — одна из худших вещей на свете! Ее сравнивают с хромым человеком, который, тем не менее, сеет вокруг смуту. Про него говорят: «Что бы он натворил, если бы был здоров!» Таков человеческий язык, баламутящий целый мир, оставаясь у нас во рту. На кого он похож? На собаку, сидящую на цепи в запертой внутренней комнате дома.

Несмотря на это, когда она лает, все окружающие ее боятся. Что она натворила бы, если бы оказалась на свободе! Таков злой язык, заключенный у нас во рту, запертый губами, и все-таки наносящий бесчисленные удары — что он натворил бы, если бы был свободен! Всевышний сказал: «Я могу избавить вас от всех бед. Только клевета представляет собой исключение. Прячьтесь от нее — и не пострадаете».

В школе рабби Ишмаэля учили: «Распространяющий клевету виноват не меньше, чем если бы совершил три самых страшных греха — идолопоклонство, кровосмешение и кровопролитие».

Тот, кто распространяет клевету, как бы отрицает существование Всевышнего, как сказано: «Те, которые сказали: Языком нашим сильны будем, уста наши с нами — кто нам господин?. »

10 Заповедей на Скрижалях Завета — квинтэссенция всех заповедей Торы [↑]

1. «Я — Г-сподь, Б-г твой».

2. «Да не будет у тебя других богов».

3. «Не произноси Имени Г-спода, Б-га твоего, попусту».

4. «Помни день субботний».

5. «Чти отца своего и мать свою».

6. «Не убий».

7. «Не прелюбодействуй».

8. «Не укради».

9. «Не отзывайся о ближнем ложным свидетельством».

10. «Не домогайся».

Пять первых были записаны на одной скрижали, пять других — на другой. Так учил рабби Ханина бен Гамлиэль.

Заповеди, записаные на разных скрижалях, соответствуют друг другу (и располагаются друг против друга). Заповедь «Не убивай» соответствуют заповеди «Я — Г-сподь», указывая на то, что убийца умаляет образ Всевышнего. «Не прелюбодействуй» соответствует «Да не будет у тебя других богов», ибо прелюбодеяние сродни идолопоклонству.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

«Не кради» непосредственно соответствует заповеди «Не произноси Имени Г-спода, Б-га твоего, попусту», ибо всякому вору в конце концов приходится кляться (в суде).

«Не отзывайся о ближнем своем ложным свидетельством» соответствует «Помни день субботний», ибо Всевышний как бы сказал: «Если ты совершишь лжесвидетельство о ближнем своем, Я буду считать, что ты утверждаешь, что Я не сотворил мир за шесть дней и не отдыхал в седьмой день»

«Не домогайся» соответствует «Чти отца твоего и мать твою», ибо тот, кто домогается чужой жены, порождает от нее сына, который почитает того, кто не отец ему, и проклинает собственного отца.

Десять заповедей, данных на горе Синай, включают в себя всю Тору. Все 613 мицвот Торы содержатся в 613 буквах, которыми записаны Десять заповедей. Между заповедями на скрижалях были записаны все детали и подробности законов Торы, как сказано: «Испещрены хризолитами » (Шир га-ширим, 5, 14). «Хризолит» — на иврите таршиш (תרשיש), слово, являющееся символом моря, поэтому Тора сравнивается с морем: как в море между большими волнами приходят малые волны, так между заповедями были записаны подробности ее законов.

[Десять заповедей действительно содержат 613 букв, если не считать двух последних слов: לרעך אשר (ашер лереэха — «что у ближнего твоего»). Эти два слова, содержащие семь букв, указывают на семь заповедей, данных всем потомкам Ноаха].

10 Заповедей — 10 Речений, которым Б-г сотворил мир [↑]

Десять заповедей соответствуют десяти утверждениям-императивам, при помощи которых Всевышний сотворил мир.

«Я — Г-сподь, Б-г твой» соответствует императиву «И сказал Б-г: “Да будет свет” (Берешит, 1, 3)», как сказано в Писании: «И будет тебе Г-сподь вечным светом» (Йешаягу, 60, 19).

10 божественных заповедей

«Да не будет у тебя других богов» соответствует императиву «И сказал Б-г: “Да будет свод внутри воды, и да отделит он воду от воды” (Берешит, 1, 6)». Всевышний сказал: «Пусть преграда стоит между Мной и служением идолам, которые названы “водой, заключенной в сосуде” (в отличие от живой воды источника, с которой сравнивается Тора): “Меня, источник живой воды, оставили они и высекли себе водоемы, водоемы пробитые, которые не держат воды” (Йирмеягу, 2, 13)».

«Не произноси Имени Г-спода попусту» соответствует «И сказал Б-г: “Да соберется вода, которая под небом, и да явится суша” (Берешит, 1, 9)». Всевышний сказал: «Воды почтили Меня, собрались по Моему слову и очистили часть мира — а вы оскорбите Меня ложной клятвой Моим Именем?»

«Помни день субботний» соответствует «И сказал Б-г: “Да произрастит земля зелень” (Берешит, 1, 11)». Всевышний сказал: «Все то, что ты ешь в субботу, — поставь Мне в счет. Ибо мир был создан для того, чтобы в нем не было греха, чтобы Мои творения жили вечно и ели растительную пищу».

«Чти отца твоего и мать твою» соответствует «И сказал Б-г: “Да будут светила на небосводе” (Берешит, 1, 14)». Всевышний сказал: «Я создал для тебя два светила — отца твоего и мать твою. Чти их!»

«Не убивай» соответствует «И сказал Б-г: “Да воскишит вода кишеньем живых существ” (Берешит, 1, 20)». Всевышний сказал: «Не уподобляйтесь миру рыб, где большие проглатывают маленьких».

«Не прелюбодействуй» соответствует «И сказал Б-г: “Да произведет земля живые существа по роду их” (Берешит, 1, 24)». Всевышний сказал: «Я создал для тебя пару. Каждый должен прилепиться к своей паре — каждое существо в соответствии со своим видом».

Предлагаем ознакомиться:  Во сне украли кошелек из сумки

«Не укради» соответствует «И сказал Б-г: “Вот, Я дал вам всякую траву семяносную” (Берешит, 1, 29)». Всевышний сказал: «Пусть никто из вас не посягает на чужое имущество, но пользуется всеми этими растениями, которые никому не принадлежат».

«Не отзывайся о ближнем своем ложным свидетельством» соответствует «И сказал Б-г: “Сотворим человека по образу Нашему” (Берешит, 1, 26)». Всевышний сказал: «Я создал ближнего твоего по Моему образу, так же как и ты был создан по Моему образу и подобию. Поэтому не лжесвидетельствуй о ближнем своем».

«Не домогайся» соответствует «И сказал Г-сподь Б-г: “Нехорошо человеку быть одному” (Берешит, 2, 18)». Всевышний сказал: «Я создал тебе пару. Каждый человек должен прилепиться к своей паре, и да не станет он домогаться жены ближнего своего».

Помни день субботний, чтобы святить его (Четвертая Заповедь) [↑]

В Книге Шмот заповедь о Субботе сформулирована как «Помни день субботний», а в Книге Дварим — как «Соблюдай день субботний». На самом деле оба эти требования прозвучали совместно, как одно. Человеческие уста не способны произнести, а человеческое ухо — воспринять заповедь таким образом, поэтому слова Торы — «И говорил Б-г все эти слова» — объясняются в Псалмах таким образом: «Однажды говорил Б-г, дважды это слышал я» (Тегилим, 62, 12).

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Заповедь «Помни день субботний» обязывает нас освящать его над бокалом вина (то есть совершать Кидуш).

Азбука Спасения - Заповедь – Не кради

Согласно одному из объяснений, двойственный характер заповеди о субботе имеет такой смысл: следует помнить о ней до ее наступления и соблюдать ее после того, как она наступит. Именно поэтому мы принимаем святость субботы еще до ее формального наступления, а расстаемся с ней после того, как она формально заканчивается (то есть продлеваем субботу во времени в обе стороны).

Другая интерпретация. Рабби Йегуда бен Бетейра сказал: «Почему мы называем дни недели “первый после субботы”, “второй после субботы”, “третий после субботы”, “четвертый после субботы”, “пятый после субботы”, “канун субботы”? Для того чтобы исполнить заповедь “Помни день субботний”. »

Шамай Старший сказал: «Мы должны помнить о субботе до ее наступления, и соблюдать ее, когда она наступает». О Шамае Старшем рассказывают, что он никогда не переставал помнить о субботе. Если ему удавалось приобрести предмет отменного качества, он всегда говорил: «Это — для субботы». О нем рассказывают, что все его трапезы были посвящены субботе.

В Торе сказано: «Помни (или соблюдай) день субботний, чтобы святить его». Каким образом мы святим его? Устраивая праздничную трапезу (с вином) и надевая чистую праздничную одежду. Наши субботние трапезы должны отличаться от будничных, кроме того, в субботу мы должны одеваться иначе, чем в будни. Откуда мы знаем, что эти требования относятся даже к самым бедным людям? Потому, что в Торе сказано: «Помни день субботний».

В Торе сказано: «Шесть дней работай и делай всякое дело свое» (Шмот, 20, 9). Рабби Йегуда Ганаси говорил: «Это — особая заповедь. Точно так же, как Всевышний дал нам позитивную заповедь о субботе, Он повелел нам работать в будни».

Эти слова Торы указывают, что так же как сама Тора является Заветом, данным Всевышним еврейскому народу, так и труд является частью такого Завета, как сказано: «Шесть дней работай». Далее, раз в Торе уже сказано: «Шесть дней работай», для чего Тора добавляет: «И делай всякое дело свое»? Чтобы тот, у кого есть запущенный двор или заброшенное поле, приступил к их обработке, ибо человек умирает не от чего иного, как от безделья.

Велико значение работы! Ведь в то время, как всякий, кто воспользуется имуществом, посвященным Всевышнему, взяв его даже в ничтожном количестве, платит штраф в размере 125% от стоимости взятого и вдобавок приносит искупительную жертву, простые работники, выполняющие храмовые работы, получают вознаграждение из пожертвованного Всевышнему имущества!

Рабби Шимон сказал: «Велико значение работы! Ведь если сам первосвященник войдет в Святая Святых Храма пусть даже в Йом Кипур, но не в час, предназначенный для служения, он подлежит смертной казни, а рабочие, ремонтирующие Храм, имеют право заходить туда даже если они ритуально нечисты и обладают телесными дефектами (которые сделали бы для них невозможным служение в Храме, если бы они были коэнами)».

Рабби Элазар сказал: «Велико значение работы! Ведь даже Шхина поселилась среди евреев только после того, как они совершили работу (построили Мишкан), как сказано: “И пусть они сделают Мне святилище, и Я буду обитать в среде их” (Шмот, 25, 8). »

В Торе сказано: «И делай всякое дело свое». Разве может человек выполнить всю свою работу за шесть дней? Разумеется, нет. Однако в субботу он должен отдыхать так, как если бы вся работа была выполнена.

В Торе сказано: «А день седьмой — Г-споду, Б-гу твоему». Рабби Танхума (а по мнению других — рабби Элазар от имени рабби Меира) сказал: «Ты должен отдыхать (в субботу) так же, как отдыхал Всевышний. Он отдыхал от изречений (при посредстве которых сотворил мир), ты тоже должен отдыхать от изречений».

Эти слова Торы указывают, что субботний отдых относится даже к мыслям. Поэтому наши мудрецы учат: «Не следует гулять в субботу по своим полям — чтобы не размышлять о том, что им необходимо. Не следует заходить в баню — чтобы не думать о том, что после завершения субботы можно будет там помыться. Не строят в субботу планов, не производят расчетов и вычислений, безотносительно к тому, относятся они к завершенным или будущим делам».

Об одном праведнике рассказывают следующую историю. Посреди его поля появилась глубокая трещина, и он решил ее огородить. Он намеревался приступить к работе, но вспомнил, что сейчас суббота, и отказался от нее. Произошло чудо, и в его поле выросло съедобное растение (в оригинале — צלף, цалаф, каперс) и надолго обеспечило пропитанием его и всю его семью.

В Торе сказано: «Не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя». Может быть, этот запрет относится только к взрослым сыновьям и дочерям? Нет, ибо в таком случае достаточно было бы сказать только «ни ты…» — и этот запрет охватывал бы всех взрослых людей. Слова «ни сын твой, ни дочь твоя» относятся к маленьким детям, чтобы никто не мог сказать своему маленькому сыну: «Приобрети мне на рынке (в субботу) то-то и то-то».

Если маленькие дети намереваются потушить огонь, мы не позволяем им это сделать, ибо и им заповедано воздержание от работы. Может быть, в таком случае, мы должны следить за тем, чтобы они не разбивали глиняные черепки и не дробили ногами мелкие камушки? Нет, ибо Тора говорит прежде всего «ни ты». Это значит: так же как тебе запрещена лишь сознательно совершаемая работа, так и детям запрещена только она.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

В Торе сказано далее: «Ни раб твой, ни рабыня твоя». Быть может, речь идет о твоих рабах и рабынях евреях — но почему о касающемся их запрете следует говорить отдельно? Нет, речь идет о рабах и рабынях неевреях.

В Торе сказано далее: «Ни скот твой». Чему учат нас эти слова? Может быть, тому, что запрещено совершать работу при помощи домашних животных? Но ведь Тора уже запретила нам ранее любую работу! Эти слова учат нас, что запрещено отдавать или сдавать за плату принадлежащих еврею животных нееврею — чтобы им не пришлось работать (например, переносить грузы) в субботу.

В Торе сказано далее: «Ни пришелец (гер) твой, который во вратах твоих». Эти слова не могут относиться к нееврею, принявшему Иудаизм (которого мы также называем гером), ибо о нем прямо сказано в Торе: «Устав один да будет для вас и для гера» (Бемидбар, 9, 14). Значит, они относятся к нееврею, который не принял иудаизм, но исполняет семь законов, установленных для потомков Ноаха (его называют гер тошав).

В Торе сказано далее: «Посему благословил Г-сподь день субботний и освятил его». В чем заключалось благословение и в чем — освящение? Всевышний благословил его маном и освятил его маном. В самом деле, в будние дни ман выпадал (как рассказывает Тора, Шмот, 16) «по омеру на голову», а в пятницу — «по два омера на голову» (один на пятницу, а один на субботу).

Рабби Шимон бен Йегуда, житель деревни Ихус, сказал: «Всевышний благословил субботний день светом (небесных светил) и освятил его светом (небесных светил)». Он благословил его сиянием, которое излучало лицо Адама, и освятил его сиянием, которое излучало лицо Адама. Хотя небесные светила утратили часть своей силы в канун (первой) субботы, свет их не уменьшился до исхода субботы.

Хотя лицо Адама утратило часть своей способности сиять в канун субботы, сияние продолжалось до конца субботы. У пророка Йешаягу сказано: «И будет свет луны как свет солнца, и свет солнца станет семикратным, как свет семи дней» (Йешаягу, 30, 26). Рабби Йоси сказал рабби Шимону бен Йегуда: «Для чего мне все это — разве не сказано в Псалме:

Азбука Спасения - Заповедь – Не кради

“Но человек в великолепии не (долго) пробудет, подобен он животным погибающим”? (Тегилим, 49, 13) Это значит, что сияние лица Адама было непродолжительным». Тот ответил: «Разумеется. Наказание (то есть утрата сияния) было наложено Всевышним в канун субботы, и потому сияние было недолгим (пора его не продолжалась и одной целой ночи), однако все же оно не прекращалось до исхода субботы».

Злодей Турнусруфус (римский наместник) спросил рабби Акиву: «Чем этот день отличается от остальных?» Рабби Акива ответил: «А чем один человек отличается от других?» Турнусруфус ответил: «Я спросил тебя об одном, а ты говоришь о другом». Рабби Акива сказал: «Ты спросил, чем суббота отличается от всех других дней, а я в ответ спросил, чем Турнусруфус отличается от всех других людей».

Формально следовало бы сказать, что грехи против четвертой заповеди по списку суть следующие: редкое хождение в церковь; неупотребление свободного времени на чтение духовных книг; занятие в святые дни нескромными играми; занятия домашним хозяйством; нехристианское празднование именин; торговля по воскресным и праздничным дням;

посещение театральных зрелищ; привычка долго спать в воскресный день [9]… Вроде бы, все правильно в этом или в других аналогичных перечнях «грехов», но от чего-то вызывает раздражение? Чтобы святить день воскресный – суть не в том, чтобы не пойти в театр, или не помыть полы, или не выспаться как следует.

«Да святится имя Твое» (Мф. 6,9); «Бога святите в сердцах ваших» (1Пет. 3,15). «Святить» – значит прославлять, возвеличивать, возносить благодарение и хвалу («Хвалите имя Господне»). Воскресенье – это символ дня-акта, дня-события вне времени и пространства, увенчавшего творение мира и нас. Мы сотворены Богом и святим это Деяние и Дар нам.

Воскресенье – это день Торжества Искупления, и мы святим в этом дне как дар Творения, так и дар Искупления. Воскресенье для каждого из нас – это день-образ, день-икона, тот самый дорогой сердцу день возвращения блудного сына к отцу, не зря называемый «малой пасхой». И он, день воскресный, действительно – пасха, исполнение обетования, центр, к которому восходит окружность прожитой недели (седмицы по церковному), – как же его не святить?

И если, этому пониманию, а лучше – сердечному ощущению, не позволять померкнуть, а помогать прорасти как можно глубже (в чем настоящая задача настоящего воцерковления) – то окажется неуместным все то, что относится справедливо к перечням грехов против воскресного дня. Неуместным не по закону, а по любви.

И грех – если это грех, то не против закона, а против той самой Любви, что когда-то привела сына к отцу, и еще большей против той, что заставила отца бежать навстречу, когда он был еще далеко (Лк. 15,20). И как неуместным окажется одно, то, напротив, – незаменимым, ничем иным не восполнимым, насущным окажется желание непременно быть в этот день в церкви, в церковном собрании – в соучастии в таинстве евхаристии, в со-причастии Христу Богу.

Чти отца своего и мать свою (Пятая Заповедь) [↑]

Вдруг на закате, встав из-за стола,
отец, бросая дом, спешит, спешит:
там на востоке дальний храм стоит.
А дети плачут, словно смерть пришла.
Но тот, кто дома встретил смерти ночь,
Живет в вещах, почти как прежде жил.
Тогда навек уходят дети прочь
в тот дальний храм, который он забыл.
(Из «Книги Богомолья».
Пер. с нем. В.Клеваева [11])
 

В словаре Владимира Даля «почитать», «почитанье», «почтенье» определяется как – признавать, принимать, оказывать уваженье, честь и чествование, как чувство и как проявленье и внешнее оказательство. В иных случаях это основанное на любви и взаимопонимании чувство естественно проистекает в отношении детей к родителям.

В других это тяжкий крест для детей или родителей. Родители могут представлять не только в глазах своих детей, но и на самом деле – отрицательный пример прожитой жизни, ошибку, неудачу. Им нечего передать своим детям, нечего завещать, кроме, может быть, разочарования. И хотя глупо отрицать значение материального наследства, но оно не может перевесить наследство добра, любви и во главе всего – веры, которую передают родители своим детям.

Предлагаем ознакомиться:  Ментальная магия: основы искусства и упражнения для развития

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Христианство открывает нам немало таких прекрасных примеров: святая Моника, мать блаженного Августина, святые Кирилл и Мария, родители преподобного Сергия. Удивительная жизнь Ульянии Осорьиной (по церковному именованию, св. Иулиании Лазаревской, Муромской; память 2/15 января), исполненная нелицемерной любви к ближнему, подвигла ее сына Калистрата на написание жития своей матери.

Кенотическая святость блаженной матери Марии (Скобцовой), недавно причисленной к лику святых Вселенским Патриархом, привела ее сына Юрия вслед за ней к мученической кончине в фашистском концлагере. В последнем письме, незадолго до смерти, он писал: «Я абсолютно спокоен, даже немного горд разделить мамину участь. Обещаю Вам с достоинством все перенести» [12].

10 божественных заповедей

«Услуживая родителям, – писал шестнадцатью веками ранее св. Григорий Богослов, – думал я исполнить угодное Тебе и законам Твоим, Царь мой Христос; потому что Ты, Блаженный, даруешь детей смертным, чтобы имели в них помощь и ими, как жезлом, подпирали дрожащие члены. А из всех, которые чтут Тебя, мои родители особенно заботятся о благочестии; избегнув опасности скорбной жизни, они привязали корабль свой к Твоим чистым заповедям. Ты для них начало и конец» [13].

В заповеди «почитай родителей» нет условий «если», при которых следовало бы почитать и при которых не следовало. Нравится – почитай. Не нравится – все равно почитай. Почитай и все. Так должно, так следует, «чтобы продлились дни твои на земле». Никаких усилий не требует следование этой заповеди, если между детьми и родителями присутствует отношение любви.

И если нет открытого чувства и нежности, а есть более сдержанное ощущение взаимной привязанности, благодарности. И если взаимосвязь эта просто понимание кровного подобия, родового продолжения. И если никаких чувств не сохранилось, все они выцвели под действием времени и обстоятельств, и осталось одно умственное понимание – «они мои родители».

И когда связывает одно лишь терпение – и оно почитание, все еще почитание. Бывает почитание жестокое, опутанное условиями, договоренностями, границами. Бывает мелочное – с придирками и укоризнами. Бывает выматывающее душу, когда дети и родители повисают друг на друге, одни не в силах оторваться, другие не в силах отпустить. Бывает почти никакое, случайные воспоминания, – «как там старики, живы?»

Воплощение земного ада, смерть Христа, победа дьявола там, где дети проклинают своих родителей, бьют, гонят на улицу, убивают. Но есть тихие победы дьявола на невидимом фронте бытия. Когда со смертью родителей исчезает в сердцах детей память о них и не теплится молитва. На них исполняются слова Христовы: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23,38).

[11]  Рукопись. Архив автора. В. М. Клеваев (1944-2002): поэт, искусствовед, переводчик. [12]  Сергей Гаккель. Прот. Мать Мария. М., 1993. С. 149. [13]  Св. Григорий Богослов. Творения. Т. 1. Тронце-Сергиева лавра, 1994. С. 54-55.

Ула Рава спросил: «Что означают слова Псалма: “Прославят Тебя, Г-сподь, все земные цари, когда услышат слова уст Твоих” (Тегилим, 138, 4)?» И ответил: «Не случайно здесь сказано не “слово уст Твоих”, а “слова уст Твоих”. Когда Всевышний произнес первые заповеди — “Я — Г-сподь, Б-г твой” и “Да не будет у тебя других богов”, — язычники ответили: “Он требует почтения лишь к Себе”. Но когда они услышали заповедь: “Чти отца своего и мать свою, они прониклись почтением и к первым заповедям”. »

10 божественных заповедей

Заповедь обязывает: «Чти отца своего и мать свою». Но что значит — «чтить»? На помощь приходят слова Книги Притч: «Чти Г-спода от достояния твоего и от первых плодов всех твоих земных произведений» (Мишлей, 3, 9). Отсюда мы учим, что должны кормить и поить родителей, одевать и укрывать их, приводить их и провожать обратно.

Заповедь гласит: «Чти отца своего и мать свою», т. е. первым в ней упомянут отец. Но в другом месте Тора указывает: «Бойтесь каждый матери своей и отца своего» (Ваикра, 19, 3). Здесь первой упомянута мать. Чем «почитание» отличается от «боязни»? «Боязнь» выражается в том, что запрещается занимать место, на котором сидят или стоят родители, перебивать их или спорить с ними. «Почитать» родителей значит кормить и поить их, одевать и укрывать их, приводить их и провожать обратно.

Другая интерпретация: заповедь «Чти отца своего и мать свою» обязывает оказывать почтение не одним только родителям. Слова «отца своего» обязывают распространять почтение и на жену отца (даже если она не мать тебе), а слова «и мать свою» — и на мужа матери (даже если он не отец тебе). Более того, слова «и мать свою» обязывают нас оказывать почтение и старшему брату.

Дело в том, что в оригинале в тексте заповеди слова «отца своего» и «мать свою» соединены не только союзом «и», но и непереводимой частицей את (эт), указывающей на расширение смысла заповеди. Кроме того, хотя заповедь, как мы знаем, не обязывает нас оказывать почтение супругам родителей после смерти самих родителей, мы все же должны это делать. Кроме того, мы должны оказывать почтение родителям своего супруга, а также деду и бабушке.

“Бойтесь каждый матери своей и отца своего”. Кроме того, в Торе сказано: “И кто поносить будет Имя Г-спода, смерти да будет предан” (Ваикра, 24, 16), равно как и: “И кто проклинает отца своего или мать свою, смерти да будет предан” (Шмот, 21, 17). Наши обязанности по отношению к Всевышнему и к родителям столь сходны потому, что все трое — Всевышний, отец и мать — участвовали в нашем появлении на свет».

Заповедь гласит: «Чти отца своего и мать свою». Рабби Шимон бар Йохай учил: «Столь велико значение почитания отца и матери, что Всевышний поставил его выше собственного, как сказано: “Чти отца своего и мать свою”, а затем: “Чти Г-спода своего от достояния своего”. Каким образом мы чтим Всевышнего? Отделяя часть своего достояния — часть урожая на поле, труму и маасерот, равно как и строя суку, исполняя заповеди о лулаве, шофаре, тфилин и цицит, наделяя пищей голодных и водой жаждущих.

Только тот, у кого есть соответствующее достояние, обязан отделять часть его; тот, у кого нет — не обязан. Однако в том, что относится к почитанию отца и матери, нет никаких исключений. Независимо от того, каким достоянием мы располагаем, мы обязаны выполнять эту заповедь (включая материальные ее аспекты) — даже если для этого должны просить милостыню».

10 божественных заповедей

Награда за исполнение этой заповеди велика — ведь ее полный текст гласит: «Чти отца своего и мать свою, дабы продлились дни твои на земле, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе». Тора подчеркивает: в Эрец Исраэль, а не в изгнании или на завоеванной и присоединенной территории.

У рав Улы спросили: «Сколь далеко должно распространяться исполнение заповеди о почитании отца и матери?» Он ответил: «Посмотрите, как поступил один нееврей по имени Дама бен Нетина из Ашкелона. Однажды мудрецы предложили ему коммерческую сделку, сулившую прибыль в шестьсот тысяч динаров, но он отказался, поскольку для того, чтобы заключить ее, необходимо было достать ключ, находившийся под подушкой у спящего отца, которого он не хотел будить».

У рабби Элиэзера спросили: «Сколь далеко должно распространяться исполнение этой заповеди?» Он ответил: «Даже если отец в присутствии сына возьмет кошелек с деньгами и бросит его в море — сын не должен упрекать его за это».

Те, кто кормят родителей самыми дорогими деликатесами (в оригинале — откормленной птицей), но недостойно ведут себя с ними, потеряют долю в будущем мире. В то же время некоторые из тех, родителям которых приходится вращать для них мельничные жернова, удостоятся доли в будущем мире, ибо обращались к родителям с должным почтением, хотя и не могли обеспечить их иным образом.

Существует заповедь, предписывающая платить долги родителей после их смерти.

Да не будет у тебя других богов (Вторая Заповедь) [↑]

В Торе сказано: «Да не будет у тебя других богов». Рабби Элиэзер сказал: «Богов, которых можно изготавливать и менять каждый день». Каким образом? Если язычнику, имевшему золотой идол, понадобится золото, он может переплавить его (в металл) и изготовить новый идол из серебра. Понадобится ему серебро — он переплавит его и изготовит новый идол из меди.

Почему Тора все же называет идолы божествами? Ведь у пророка Йешаягу сказано: «Ибо не боги они» (Йешаягу, 37, 19). Именно поэтому Тора и говорит: «Других богов». То есть: «Идолов, которых другие называют богами».

Две первые заповеди: «Я — Г-сподь Б-г твой» и «Да не будет у тебя других богов» — евреи восприняли непосредственно из уст Всевышнего. Продолжение текста второй заповеди гласит: «Я — Г-сподь Б-г твой, Б-г — ревнитель, помнящий вину отцов детям до третьего и четвертого поколения, тем, которые ненавидят Меня, и творящий милость до тысячных поколений любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».

Слова «Я — Г-сподь, Б-г твой» означают, что евреи видели Того, кто вознаградит праведников в будущем мире.

Слова «Б-г-ревнитель» означают, что они видели Того, кто взыщет со злодеев в будущем мире. Эти слова относятся к Всевышнему как строгому судье.

Слова «Помнящий вину отцов детям…» противоречат, на первый взгляд, другим словам Торы: «Дети да не будут наказываться смертью за отцов» (Дварим, 24, 16). Первое утверждение относится к случае, когда дети следуют по неправедному пути отцов, второе — к случаю, когда дети идут иным путем.

Слова «Помнящий вину отцов детям…» противоречат, на первый взгляд, и таким словам пророка Йехезкеля: «Сын не понесет вины отца, а отец не понесет вины сына» (Йехезкель, 18, 20). Но противоречия нет: Всевышний переносит на детей заслуги отцов (то есть учитывает их, верша Свой суд), но не переносит на детей грехи отцов.

Существует притча, объясняющая эти слова Торы. Один человек занял у царя сто динаров, а затем отрекся от долга (и стал отрицать его существование). Впоследствие сын этого человека, а затем и его внук заняли у царя по сто динаров и также отреклись от своего долга. Правнуку царь отказался дать деньги в долг, так как его предки отрицали свои долги.

Этот правнук мог процитировать слова Писания: «Отцы наши грешили и их уже нет, а мы за грехи их страдаем» (Эйха, 5, 7). Однако их следует читать иначе: «Отцы наши грешили и их уже нет, а мы за свои грехи страдаем». Но кто заставил нас понести наказание за свои грехи? Наши отцы, которые отрицали свои долги.

Виньетка

В Торе сказано: «Творящий милость до тысячных поколений». Это означает, что милость Всевышнего неизмеримо сильнее Его гнева. На каждое наказанное поколение приходятся пятьсот награжденных поколений. Ведь о наказании сказано: «Помнящий вину отцов детям до третьего и четвертого поколения», а о награде сказано: «Творящий милость до тысячных поколений» (то есть, самое меньшее, до двухтысячного поколения).

В Торе сказано: «Любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои». Слова «Любящим Меня» относятся к праотцу Аврааму и подобным ему праведникам. Слова «Соблюдающим заповеди Мои» относятся к народу Израиля, живущему в Эрец Исраэль и жертвующему своей жизнью ради выполнения заповедей. «За что ты был приговорен к смерти?

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

» «За то, что произвел обрезание своему сыну». «За что ты был приговорен к сожжению?» «За то, что я читал Тору». «За что ты был приговорен к распятию?» «За то, что я ел мацу». «За что ты был бит палками?» «За то, что я выполнил заповедь вознесения лулава». Именно об этом сказано у пророка Зехарии: «Что это за раны на груди твоей?.. Оттого, что били меня в доме любящих меня» (Зехария, 13, 6). То есть: за эти раны я удостоился любви Всевышнего.

Не убивай (Шестая Заповедь) [↑]

^ Не убивай

В детстве одна немолодая женщина, подруга моей мамы, рассказывала случай. Она лежала в больничной палате после серьезной операции. Было зима, ночью ударил особенно сильный мороз. Под окнами ее палаты плакала оставленная кем-то кошка. Женщина была слишком слаба, чтобы подняться с постели и помочь ей, поэтому просто лежала и слушала, как кошка умирала от холода.

Когда еще совсем ребенком я услышал эту историю, она несколько дней не выходила у меня из головы. Для впечатлительной детской души, еще чуждой настоящего греха, переживание страданий несчастного существа были столь невыносимым, что хотелось умереть самому.

Азбука Спасения - Заповедь – Не кради

Иисус Христос – Богочеловек – воспринял все человеческое: тело, душу, ум, чувства. Всю природу человека, говорится в учении о Богочеловечестве Христа, кроме греха, и следовательно, – и способность страдать, и страдание, и боль. Он страдал на Кресте, и невыносимая мука исторгала из Него кровавый пот в молении о чаше в Гефсиманском саду.

– Мне страшно вообразить невыносимую эту меру Божьего умаления. Если ребенок (говорю не о себе, а о присущем всем детям и настоящим поэтам даре кратчайшего промежутка между впечатлением и восприятием) почти умирает от сострадания к замерзшей кошке, то как должен Христос – не ребенок, но бесконечно чище и восприимчивей ребенка, – переживать зло этого мира!

Предлагаем ознакомиться:  Сонник толкование снов к чему снится девушка

Не абстрактное зло вообще, а ежеминутное, непрестанно творимое зло каждого – за каждого, и за того, кто совершает, и за того, над кем совершается. Люди, приближаясь к святости, получают дар слез за мир – чем другим еще они могут разделить Крестную жертву Спасителя, как не самым сокровенным, сердцевинным в богоподобии?

Заповедь «не убивай» – что означает, понятно каждому. И понятно, что – не убивай ни прямо, ни косвенно. Не убивай, в том числе, и надежды, и прекрасные порывы, и добро, и веру… Не убивай ненавистью, глупостью, леностью, равнодушием… Но вся эта обширная, как диаметр нашей планеты, окружность «не убий» сходится в конечном счете к одной единственной точке: не убивай Бога. Убивая другого, убивая себя или убивая нечто в других и в себе – все равно убиваешь Бога.

И еще: жить в Церкви и быть «слегка» христианином нельзя. Жить в Церкви, чтобы быть «немного лучше» («возвышеннее», «светлее»), – не имеет смысла. – Лучше записаться на какие-нибудь курсы. Жизнь в Церкви, если она начинает быть взаправду, – означает быть все хуже и хуже. Путь веры означает, что рука твоя поднялась и начинает безжалостно стирать с твоего лица слой за слоем личины себя – себя неплохого, себя хорошего, доброго, отзывчивого, умного, сложного, необыкновенного, неординарного, ироничного, чуткого, любящего, милосердного, ранимого, одинокого, доверчивого и прочее, и прочее…

В «Воспоминаниях» замечательного богослова и православного писателя С.И.Фуделя приводится один случай из судебной практики XIX века: «Деревенская девочка возвращалась после пасхальных каникул из дома в школу и несла с собой немного денег, корзиночку с домашними пирогами и несколько штук крашеных яиц.

За спиной этого человека, пишет Фудель, ясно видны звенья длинной цепи, уходящей в века. Оказывается, что можно числиться в Церкви, не веря в нее, можно считать себя православным, не зная Христа, можно верить в посты и в панихиду и не верить в загробную жизнь и в любовь» [14].

[14]  Фудель С. И. Укав. соч. С. 56.

Эта заповедь включает запрет иметь дело с убийцами. Необходимо держаться от них подальше, чтобы наши дети не научились убивать. Ведь грех убийства породил и привел в этот мир меч. Нам не дано вернуть жизнь убитому — как же можем мы отнять ее иначе, чем согласно закону Торы? Как можем мы погасить свечу, которую не в состоянии разжечь?

Иными словами, даже тот, кто готов понести наказание за убийство, не имеет права убивать — ибо Тора предупредила его об этом.

Заповеди Торы, являющиеся предупреждениями — «Не убивай», «Не прелюбодействуй» и т. д. — в оригинале содержат запрещающую отрицательную частицу לא (ло), а не אל (аль), также означающую «не», потому, что они не только предупреждают о запрете, наложенном на самый проступок, но и обязывают человека всем жизненным укладом отдаляться от него, то есть устанавливать «барьеры», которые гарантировали бы, что он не станет убивать, прелюбодействовать и т. д.

Не прелюбодействуй (Седьмая Заповедь) [↑]

Рассуждения на тему прелюбодеяния неизбежно отдают морализаторством, чего бы не хотелось. С другой стороны, мы сами делаем из взаимоотношений мужчины и женщины мрачный триллер на тему греха, где «плоть моя зле беснуется». В «Вопрошании Кирика», новгородском церковном памятнике XII века, в вопросах священника, обращающегося за разъяснением недоумений к епископу, лежит представление, что супружеские отношения – только терпимое зло.

«разве жена погана?» [15] Мудрый епископ, даже будучи монахом, удерживает вопрошающего клирика от ригоризма внешнего понимания чистоты-нечистоты. Когда где-нибудь на катехизаторских беседах или на воскресных занятиях для взрослых поднимается тема сексуальных отношений (как правило, со стороны слушателей, у которых всегда бывает багаж неразрешенных недоумений), мы, живя по-мирски, будучи мирянами и семейными людьми, в колее нашего уставного благочестия рассуждаем об этом невероятно тяжеловесными и туманными речениями в духе: «Помышляй всегда, чадо, что постель твоя – гроб твой» [16] и т.д.

Невнятность порождает невроз и манию греха во всем, что именуется сферой половых взаимоотношений. Иногда по этому поводу удается высказать нечто существенное, как это делает С.С.Аверинцев – один из редких христианских мыслителей, обладающий даром накидывать словесную сеть на самую суть вещей: «Христианское учение о плотском естестве человека – сплошная проза, разочаровывающая романтиков.

Христианская интуиция говорит, что тут все вовсе не так радужно – однако и не так безнадежно. Даже в самом лучшем, самом благополучном случае остается насущная нужда в очищении и освящении. Даже в самом тоскливом случае путь очищения не может быть окончательно закрыт. Природа человека испорчена грехом, она именно испорчена, а не дурна изначально.

Грязь, как известно, – это субстанция не на своем месте; к реальности пола это приложимо до того буквально, что и не решишься выговорить. Зло безбожной и бесчеловечной похоти – это зло духовное, а не сущностное, оно укоренено в «самости», в эгоизме, в ложном выборе, а не в онтологических структурах.

Как указывал в свое время К.С.Льюис, для христианина нет какой-то особой сексуальной этики – есть просто этика, единая и неделимая: скажем, супружеская неверность дурна потому же, почему дурно всякое вероломство по отношению к доверившемуся. Нельзя лгать, предавать, нельзя самоутверждаться за счет ближнего, нельзя увлекаться эгоцентрическим самоуслаждением, все равно, собственно плотским или душевным, – в этих отношениях, как и в любых других.

И если Синайское Десятословие все же выделяет «не прелюбы сотвори» – в отдельную заповедь, то это потому, что в случае прелюбодейства поселившаяся в душе ложь растлевает и тело, то есть с особой, уникальной полнотой заражает все психофизическое существо человека сверху донизу. Блуд есть великий грех души против тела.

«Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела», – говорил апостол Павел (1Кор. 6,13). Именно высокое достоинство тела – для него верховный аргумент против допустимости блуда. Человек устроен вертикально. Прямохождение, столь характерное для человеческого естества, со знаменательностью иконы возносит чело и очи – над более чувственными устами, лицо в целом – над грудной клеткой, сердце – над тем, что Бахтин назвал «телесным низом».

Нижнее не отвержено, не проклято; но оно должно быть в послушании у высшего, должно знать свое место. Этот принцип сам по себе характеризует не то чтобы христианскую этику, а попросту человеческую этику; человек достоин своего имени в такой мере, в какой подчинил свое тело – своему духу, своему уму, своей воле и совести.

С христианской точки зрения, серьезность блудных, нечистых помыслов и состояний, при которых плоть бунтует против духа, обусловлена в основном их значением как симптомов. Когда человеческий дух берет, так сказать, не тот угол по отношению к своей горней цели, когда духовная жизнь заменяется самоутверждением, самоуслаждением и самообманом (на аскетическом языке – «прелестью») – особенно велико вероятие, что воля внезапно спасует перед самым пустым, самым вздорным, самым низким «хочется»;

в том числе у человека, которого все, включая его самого, привыкли считать просто не способным ни на что подобное. В повести Льва Толстого тот самый отец Сергий, который отрубил себе палец, чтобы не впасть в блуд, уступает самому тривиальному соблазну – но лишь после того, как подвижничество стало фальшью, заросло «славой людской»» [17].

В Торе (Ваикра, 20, 10) сказано: «Смерти да будут преданы прелюбодей и прелюбодейка». Эти слова Торы определяют наказание за прелюбодеяние. Где же содержится предупреждение, сам запрет? В заповеди «Не прелюбодействуй». Откуда мы знаем, что тот, кто скажет: «Я совершу прелюбодеяние для того, чтобы подвергнуться смертной казни», все же не имеет права прелюбодействовать?

Заповедь «Не прелюбодействуй» запрещает мужчине вдыхать запах духов, которыми пользуются все женщины, запрещенные для него Торой. Эта же заповедь запрещает давать волю своему гневу. Оба последние запрета выводятся из того, что глагол לנאף (лин’оф, «прелюбодействовать») содержить двухбуквенную ячейку אף (аф), которая в качестве отдельного слова означает «нос» и «гнев».

Прелюбодеяние — тяжелейшее преступление, ибо это один из трех проступков, о которых Писание прямо указывает, что они ведут в Ад (Геином). Вот они: прелюбодеяние с замужней женщиной, клевета и неправедное правление. Где Писание упоминает в этом контексте о прелюбодеянии? В Книге Притч: «Может ли кто положить себе огонь за пазуху и не сжечь своих одежд?

Не домогайся (Десятая Заповедь) [↑]

Заповедь гласит: «Не домогайся». В Книге Дварим сказано, кроме этого (в продолжение заповеди): «Не желай». Таким образом, Тора наказывает за домогательство отдельно, а за желание отдельно. Откуда мы знаем, что человек, который желает того, что принадлежит другому, начнет в конце концов домогаться желаемого?

Потому что Тора связывает эти понятия: «Не желай и не домогайся». Откуда мы знаем, что тот, кто начинает домогаться, в конце концов принимается грабить? Потому, что у пророка Михи сказано: «И возжелают полей — и отнимут» (Миха, 2, 2). Желание заключено в сердце, как сказано: «Сколько пожелает душа твоя» (Дварим, 12, 20). Домогательство же — это поступок, как сказано: «Не домогайся серебра и золота, что на них, чтобы взять себе» (Дварим, 7, 25).

Естественно спросить: каким образом можно запретить сердцу желать чего-либо — ведь оно не спрашивает нашего разрешения? Очень просто: пусть все, чем владеют другие люди, будет бесконечно далеко от нас, настолько далеко, что сердце не воспламенится из-за него. Так крестьянину, живущему в отдаленной деревне, не придет в голову домогаться дочери царя.

Зависть, если вдуматься, это патология души в чем-то подобная самоубийству. Самоубийца просто вычеркивает себя из наличия в бытии, не желая что-либо перенести или с чем-то смириться. Завистник тлеет в том же состоянии, оставаясь внешне живым и здоровым. Зависть – какая-то особенно нечистая, едкая страсть.

Она не «хуже», скажем, блуда, но бьет как-то особенно жестоко по самому сокровенному и сбрасывает с пьедестала, на котором мы с таким трудом утвердились. Зависть – это такой внутренний «неприкасаемый запас» гордости. А гордость, гордыня, как говорят св. подвижники, – мать всех грехов. Наверное, поэтому заповедь о зависти заключает все Десятословие.

Заповеди, данные Господом Моисею на горе Синай, устанавливают этические нормы отношения к Богу и к человеку. Эти твердые правила жизни и еще не вполне добровольная клетка, в которую однако человек должен был добровольно поместить себя ради собственного блага и блага других. Этот закон хождения под Богом был непреложным, пока не исполнился в Другом – во Христе;

Не кради (Восьмая Заповедь) [↑]

1. Первый — это тот, кто вводит людей в заблуждение или морочит им голову. Например, тот, кто настойчиво приглашает в гости человека, рассчитывая, что он не примет приглашение, предлагает угощение тому, кто наверняка от него откажется, выставляет как бы на продажу уже проданные им предметы.

2. Второй — тот, кто подделывает меры и веса, подмешивает песок к бобам и подливает уксус в масло.

3. Третий — тот, кто похищает еврея. Такой похититель подлежит смертной казни.

4. Четвертый — тот, кто связан с вором и получает долю его добычи.

5. Пятый — тот, кто продан в рабство за кражу.

6. Шестой — тот, кто украл добычу у другого вора.

7. Седьмой — тот, кто крадет, намереваясь вернуть украденное, или тот, кто крадет, чтобы огорчить или рассердить обокраденного, или тот, кто крадет принадлежащий ему предмет, находящийся в данный момент во владении другого человека, вместо того, чтобы прибегнуть к помощи закона.

В Торе (Ваикра, 19, 11) сказано: «Не крадите». Талмуд учит нас: «Не крадите (даже) для того, чтобы рассердить обокраденного, а затем вернуть ему украденное — ибо и в этом случае вы нарушаете запрет Торы».

Даже наша праматерь Рахель, которая похитила идолы своего отца Лавана для того, чтобы тот прекратил заниматься идолопоклонством, была наказана за этот проступок тем, что не удостоилась быть похороненной в пещере Махпела — гробнице праведников, поскольку Яаков (не знавший об этом похищении) сказал: «У кого найдешь богов твоих, тот да не будет жить!

» (Берешит, 31, 32) Поэтому пусть каждый из нас избегает воровства и пользуется лишь тем, что он заработал своим трудом. Тот, кто поступает именно так, будет счастлив и в этом, и в будущем мире, как сказано: «Когда ешь ты от плодов труда рук своих, счастлив ты и благо тебе» (Тегилим, 128, 2). Слово «счастлив» относится к этому миру, слова «благо тебе» — к будущему миру.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Однако следует помнить, что сама заповедь «Не кради» относится только к похищению людей, караемому смертной казнью. Кража имущества запрещена Торой в других местах.