Обычай похищать девиц

Геродот упоминает о древнем обычае енотов, пришедших из Иллирии. Здесь, говорит этот историк, в известное время девушки, достигшие совершеннолетия, сходились в сопровождении своих родителей в одной место, туда же стекались молодые люди и вообще мужчины и покупали девиц. Не отсюда ли и мы заимствовали до сих пор существующий обряд покупать невест или выкупать, причем жених дарит девушек?

Заимствование свадебных обычаев

сваха, дружко, девичник, кольца или перстни при всех браках, так сказать, необходимые. И в них первая есть древних pronuba, второй paranymphus или parochus; девичник рroteleа, перстень Arrha и проч.; ибо должно­сти, знаменования и употребления их у нас доселе суть те же самые, какие были и у греков.

Браки россиян соответствовали образу тогдашнего их воспитания, и многие при них обря­ды заимствованы потом, как уже сказано, от татар, как, например, жених не только не имел власти выбрать себе невесту, но не мог ее и видеть до сго­вора. Все зависело от воли родителей. Они, условясь между собою, не сказав о том детям, заключали брачные договоры.

Cиe обыкновение было строго наблюдаемо не только между чернью, но даже и самыми Государями. Когда присланный от Римского Императора Фридерика III посол к В. К. Иоанну Васильевичу в 1498 году для испрошения дочерей его в супружество за Императорских родственников просил, чтобы позволено было ему ви­деть Российских В.

Петр Beликий, усмотрев по врожденному своему остроумию, что таковой обычай был приличен одним только неверным, коим позволено многоженство и браки которых в случае неудачи легко расторгаются по их воле, а не Христианам, коим законом предписано иметь только одну жену, но и ту привязанную только крепкими узами, что разорвание оных делается невозможным, в 1700 году повелел, чтоб впредь жениху и невесте прежде сочетания своего несколько раз видеться и одному у другого тре­бовать согласия к брачному союзу, без чего отнюдь никого не венчать.

Преследование обычаев духовенством

Во время свадеб в старину всегда присутствовали глумотворцы (шутники), органики, гусельники (гусляры). Обычай этот существует и поныне; не раз Церковь восставала против таких порядков, которые суть прямо следы язычества, и хотела отделить все обычаи пред венчанием и по венчании, но этого было нельзя искоренить, так как самый акт, основанный в своем будущем на любви и согласии, на семейном счастье, вызывал на веселье.

Кроме языческой стихии, оставшейся в свадебных обрядах, сюда же вошли обычаи и от других народов во времена позднейшие.

Кто в семье главный

Трудно, кажется, представить себе, чтоб таким принужденным образом, как бывало в старину, сочетавшиеся могли любить друг друга; но при всем том почтение к вере и к таинству супружества было столь велико, что редко слышно было как о разводах, так равно о явных или публичных жалобах между мужем и женой.

Похвальное обыкновение, что жены беспрекословно повиновались своим мужьям, продолжа­лось у нас ненарушимо во все времена. Великий Владимир Мономах, скончавшийся в 1125 году, в духовном завещании своим детям между прочим говорит: «Жену свою любиme, но не дайте им над coбою власти». И подлинно, до тех пор, как говорит один отечественный наш писатель, пока мужья содержали жен своих в повиновении, не давали им воли следовать во всем своим склонностям, своенравию, исполнять беспрепятственно свои прихоти, до тех пор мир, благоустройство и порядок водворялись в домах, хозяйство процветало, дети воспитывались в страхе Божием, взаимная польза супругов ненарушимо сохранялась.

Со временем модное воспитание эту спасительную связь, этот священный союз между мужем и женой, утвержденный на любви мужа к жене и на повиновении жены мужу, расторгнуло, разрушило, уничто­жило, и дом воспитанных по новому образу об­ратился, как говорят простолюдины, вверх дном. Сколько появилось от того разводов, о которых прежде не было почти и слышно, сколько несчастных детей, сколько поводов к соблазну, к высшему развращению нравов и пр.?

О возрасте вступления в брак

Достойно примечания, что наши предки имели обыкновение же­нить своих сыновей в малолетстве, что продолжалось даже и в XVIII столетии; между чернью же и ныне еще нередко случается, несмотря на строгие запреще­ния и взыскания с церковнослужителей, которые в совершении таковых браков принимают участие.

Государь Петр I, 5-м пунктом данного им 1714 года Марта 23 дня указа, запретил Дворянству вступать в браки мужскому полу прежде 20, а женскому до 17 лет от роду; Екатерина же II указом 1775 года повелела венчанных мужского пола ниже 15, а женского ниже 13 лет от роду, разводить и попов лишать сана.

Греческие и римские обряды

Говоря о заимствовании обычаев русскими, мы уже не можем не сказать о том, что русский каравай как символ бракосочетания тоже заимствован у римлян. У римлян, как известно, новобрачные при торжественном бракосочетании должны есть пирог, приготовленный из муки, размешанной на воде посоленной, и меда.

Царские свадьбы

Не входя в подробное описание всех обрядов, какие были наблюдаемы нашими предками при сватовствах, сговорах и свадьбах, для показания тогдашних нравов, сообщается сокращенное описание свадьбы В. К. Василия Иоанновича c Княжною Еленою Васильевною Глинских, что происходило в 1526 году. Оно заимствовано из второй части опыта трудов вольного Российского coбрания при Императорском Московском Университете[1] и в некоторых местах пополнено нуж­ными примечаниями.

Обряд свадьба на руси кратко
Свадебный пир царя Михаила Федоровича. Миниатюра из рукописи начала XVIII в.

Лета 7034 (1526) января в 21 день, в неделю, жениться В. К. Василию Ивановичу вся Руси и, нарядясь, В. Князю пойти в брусяную избу столовую. А брат его, Князь Юрий Иванович, и тысяцкий[2], и весь поезд, и Бояре, кому с ним идти. А место в средней палате нарядить по обычаю, да обернуть бархатом и камками, как К.

Предлагаем ознакомиться:  Самые сдержанные знаки зодиака

Великий велит. А на место положить изголовья шитые, а в изголовьях положить по сорок соболей, а третий сорок держать кому К. Великий велит, чем опахивать Великого Князя и Великую Княжну. А у места поставить стол, и скатерть наслать, и калачи положить, и стол поставить. А Княжну Олену нарядить, как ей идти на место;

а сидеть ей в своих хоромах. А жене тысяцкого, и свахам, и Боярыням — всем готовым быть у нее, и свечам обоим и караваям тут же готовым быть. А как В. К. пришлет к Боярыням и велит Княжне идти на место, и Княжне пойти из своих хором в среднюю палату, направо в сенные двери; а с нею жене тысяцкого, и свахам обеим, и боярыням.

А перед Княжною идти Боярам, кому К. В. велит. А за Боярами перед Княжною нести свечи, В. Князя свечу и Княжнину, и караваи. А на караваи положить две девять пенезей больших серебряных широких, гроши по два один пенезь, в одну сторону золоченые и чеканные, а в другую сторону белые и гладкие; а на каравае положить по девяти пенезей.

Придя в среднюю палату, Княжну посадить на место. А на место В. Князя посадить Княжну Настасью — меньшую ее сестру, а жене тысяцкого и всем свахам сесть по своим местам у Княжны Олены. A со свечами и караваями стоять у свах на левой стороне. А Боярыням всем сесть за большим столом по лавке, да как сядут все, и им послать весть к В. Князю. И К. В. пошлет кому сидеть на большом месте Князя Юрия Ивановича, брата своего, а с ним Бояр и детей Боярских, кому велит.

Обряд свадьба на руси кратко
Клавдий Лебедев. «Василий III, Великий князь Московский, вводит во дворец невесту свою, Елену Глинскую». 1526 г.

И Князь Юрий, войдя в палату, сядет на большом месте, и Бояр и детей Боярских посадит; да пошлет к В. Князю Боярина большего. А речь ему В. Князю говорить: К. Великий Государь? Князь Юрий Иванович велел тебе говорить: прося у Бога мило­сти, время тебе Государю идти к своему делу. И Князь В. пойдет из брусяной избы в среднюю палату, а с ним тысяцкий и весь поезд, и все Боя­ре.

Да войдя в палату, поклонившись святым пойдет к своему месту, да, подняв Княжну На­стасью, сядет на своем месте; да, посидев мало, велит священнику говорить молитву. А жена тысяцкого станет В. Князю и Княжне голову чесать. А свечу В. Князя и Княжнину свечу в ту пору зажгут водоосвященными свечами, что в навечерие Богоявления Христова, и положат на них обручи, и обогнут соболями. Да как В.

Князю и Княжне голову исчешут, и на Княжну кику положат и покров навесят, и жена тысяцкого начнет осыпать В. Князя и В. Княжну; да после осыпанья соболями опахивать. А осыпалу быть на мисе на золотой; а на мисе первое  хмелю всыпать на три угла, в трех местах, да на три же места положить тридевять соболей, да тридевять платков бархатных и комчатных и атласных с золотыми или без золота в один цвет пять разных шелков;

а мера платков в длину четверть, а ширина с вершком, (а поперек четверть), да тридевять пенезей меньших, на три места по девяти, а величеством в золотой или мало меньше. А на другой мисе осы­пала нарядить к постели по тому же. А В. Князя дружка,  благословившись, станет резать перепеча и сыры. Да поставит на блюдо перед В. Князем и пе­ред Княжной, и во все столы, да и в рассылку по­сылает; а Княжнин дружка подает ширинки.

И, посидев мало, едет В. Князь к венчанию ко Пречистой; и как В. Князь встанет с места, и на его место на изголовье положит сорок соболей. Да приехав ко Пречистой пойдет в церковь в сторонние двери от площади; a брат его, и тысяцкий, и весь поезд и Бояре с ним. А за ним поедет Княжна Олена к церкви в санях.

https://www.youtube.com/watch?v=q_HGQlioyTs

А как Княжна встанет с места и пойдет к Собору, и Великого Князя изголовье положить тогда на Княжнино Оленино изголовье, и два сорока соболей положить на изголовье наверх. А с Княжною Оленою ехать к церкви жене тысяцкого да cвахе боль­шой; сядут в тех же санях со Княжною, а другие свахи сядут на отдельные сани.

А за санями у Княжны Олены пойдут Бояре и дети Боярские, и Дьяки, кому Князь В. велит; а свечи и караваи несут перед санями. А Княжна Настасья и Боярыни тогда пойдут из средней палаты Великой Княжны в хоромы. Да как приедет Княжна Олена к Пречистой и, выйдя из саней, пойдет в церковь в те же двери в сторонние от площади.

Да войдя в церковь станет Князь В. на правой стороне у столпа у Митрополичьего места, по леву столпа; а Княгиня Олена станет от Великого Князя на левой стороне. А со свечами и с караваями станут у другого столпа налево по праву у столпа. Да у того же столпа поставят скамью, и на скамье ковер постелют, да и положат два красных изголовья.

А как пойти к венчанью В. Князю и Княжне Олене, а дружки постелют им под ноги комку да сорок соболей положат. И Князь В. и Княжна Олена станут на том месте, а Митрополит их венчает, а в склянице держат вино Фряское. И, венчав, Митрополит даст вино пить В. Князю и В. Княжне, а в другие Князь В., выпив вино, ударит скляницею о землю, да и ногою потопчет сам Князь В, а иному никому не велеть топтать[3].

А после венчания пойдет Князь В. да сядет у столпа на левой стороне на изголовье с правой стороны. И Митрополит придет к В. Князю и к В. Княгине желать здоровья на многие лета. А братья В. К. Великому Князю и В. Княгине здоровья желают, и Бояре, и дети Боярские, и дьяки певчие на обоих клиросах поют многолетье В. Князю и В. Княгине.

И от церкви[4] пойдет В. Князь в те же сторонние двери на площадь и поедет к себе завтракать, а В. Княгиня от церкви поедет в тех же санях, и жена тысяцкого и обе свахи с нею. Да пойдет из саней в свои хоромы; а в сани сядет на место В. Княгини Ясельничий, да отъедет в санях на конюшню. А свечи и караваи несут к постели;

Предлагаем ознакомиться:  Годовщины совместной жизни какая свадьба
Обряд свадьба на руси кратко
Венчание Василия III Иоанновича и Елены Глинской. Миниатюра XVI века

А сенник постельный[5] обернуть изнутри запоном, да по четырем углам воткнуть стрелы, а на них по сороку соболей, или по одному соболю, как Князь велит, да по калачу. А на лавках по углам же поставить по оловенику меду. А постель слать в сеннику на сноповьи на ржаном, по обычаю войдя в сенник на правой стороне.

А послать под постель тридевять снопов. Да после завтрака К. Великий поедет по монастырям и по церквам; а братья его и тысяцкий, и весь поезд с ним, и Бояре, кому велит с собою ехать. А объездив монастыри, пришлет весть, и велит В. Княгине идти к столу. И В. Княгиня из своих хором пойдет к столу, а жена тысяцкого, и свахи, и Боярыни с нею. Да придя В.

Княгиня к столу, сядет на своем месте, а у ней жена тысяцкого и свахи сядут по своим местам; а Бояре все сядут за большим столом по лавке. А как придет К. Великий, и он пошлет за стол Князя Юрия наперед себя, да с ним кому велит Боярам и детям Боярским. И Князь Юрий, войдя, сядет на большом месте; а тут кто придет с ним, посадит на окольничем и кривом столе.

А Князь Великий как сам приедет и с коня сойдет, да тотчас велит на конь сесть конюшему, да ездить конюшему весь стол и вся ночь круг подклета, с саблею с голою и с мечом; а сам К. Великий пойдет к столу, а, войдя в палату, сядет на своем месте, а тысяцкому и дружкам велит сесть по своим местам, а Бояр, Князей и детей Боярских посадит по всем столам.

Да как рассадит всех, и поставят пред В. Князем и пред В. Княгинею куря вечернее, и большой дружка, встав, обернет куря с блюдом и с калачом, и с солонкою, и со скатертью верхнею, да отнесет к постели. А Князь Великий велит в столы есть ставить. И как по поре, Князь Великий, встав из-за стола, пойдет к постели с В. Княгинею;

Обряд свадьба на руси кратко

а с ним пойдет тысяцкий и дружки, и все свахи, и кому Князь Великий велит идти. С ним идет до дверей той палаты, кому выдавать, а как В. Князь и В. Княгиня придут к дверям у той палаты, да станут у дверей: и кому выдавать В. Княгиню, и он тут выдает в дверях, и говорит речь. И как придут к постели, и жена тысяцкого положит на себя две собольи шубы, одну положит наверх по обычаю, а другую шубу положит наверх, на изворот шерстью вверх, да осыпает В. Князя и. В.

Обряд свадьба на руси кратко
Венчание царя Михаила Феодоровича с царицей Евдокией Стрешневой. Миниатюра из рукописи начала XVIII в.

караваи нести утром рано из той избы, где их пекли, да принести их в наугольную палату от Пречистой, да тут их на носило положить, и шлем положить, да свечи тут же принести. Да как Княжну нарядят и как уж ей пойти на место: ино пред нею караваи и свечи нести. Да велел Князь Великий взять свечу новую у ключника с погреба, да нести ее к месту в фонаре зажечь.

Да кому Князь Великий велит водокщеную (свеча, изготовленная ко дню Богоявления — прим. ред.) свечу вечернюю нести, как зажигать свечи большие: ино свечу водокщеную зажигать от той от новой свечи, да тою водокщеною свечой большие свечи зажигать. А как уже нести в сенник постель слать, ино нести перед постелью два рождества, рождество Христово, да рождество Пречистой, да крест воздвизальный по­ставить у постели в головах и проч.

Кроме сих обрядов в древности наблюдаемо было еще множество и других, а особливо простым народом. В числе, так сказать, необходимостей и в то время считалось иметь при свадьбах музыку, как вокальную, так и инструментальную. Кроме сего при таких случаях певали иногда и разные церковные песни и псалмы, как это можно видеть из следующего:

Русская свадьба

«да на прежних же Государских радостях бывало в то время, как Государь пойдет в мыленку, во весь день до вечера и в ночи, на Дворце играли в сурны, и в трубы, и были по накром; а ныне Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея России, на Государевой радости (во время бракосо­четания его с Наталиею Кирилловною) накром и трубам быть не позволил.

Обряд свадьба на руси кратко
Константин Маковский. «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем». 1887 г.

Снимание сапога

В русском коренном обычае водилось и посейчас местами водится, что новобрачная должна разувать своего супруга. Этот обычай в древности, вообще говоря, изображал покорность, рабское отношение, даже унижение, потому что кто же снимает другому сапоги, если не человек, вполне подчинившийся. Из истории мы знаем, что этот обычай был даже во времена Владимира и то, что дочь полоцкого князя не захотела его разуть.

В Германии во времена Лютера был тот же обычай, чтобы в первую ночь брака снимала молодая супруга сапог и клала его на небо постели (в изголовье) как знак господства супруга над женою, мужчины над женщиной (порабощенной).

Омарий и Гербенштейн говорят о том, что в их пребывание в Москве даже на княжеских и боярских браках совершался обычай разувания и троекратное ударение плеткою, которую вместе с гостинцем клали в ларчик. Обряд этот продолжался в Литве до Ягеллона и доныне сохраняется в крестьянском быту. 

Куничное на свадьбе

В старых свадебных обычаях упоминается, должно быть, тоже какое-нибудь языческое предание. Куница в свадебных обычаях есть памятник норманнских налогов. Если сказать «куна, кона» (kona, kuno), что значит — женщина, это высказывается по истории, сбор новобрачных крестьян и вообще — простолюдинов. Куница, как мы увидим, осталась существенной единицей в наших простонародных песнях свадебного характера. В южнорусских песнях невеста уподобляется иногда черной кунице, а жених — черну соболю.

Мы должны припомнить из истории, что в России до введения монеты металлической предметом денег были преимущественно меха; отсюда возникают слова: куна, полкуны, пол ушка (полушка, медная мелкая монета). Если впоследствии явился металлический чекан, то, разумеется, была воспроизведена и сравнительная оценка и, как должно думать, порицание счета удержалось такое, которое существовало при кожаных деньгах.

Отсюда возникает сравнение молодых людей то с куницей, то с соболем как оценка достоинств, и сейчас у нас существует: «Взглянет — рублем подарит».

Предлагаем ознакомиться:  Проводы в армию: как провожали в солдаты, что пели, как гуляли и какие давали напутствия.

Было известно не в одной России, но во всей Европе девичье куничное,свадебная куница — выражение, согласовавшееся со значением окупа за невесту, выражение, равняющееся смыслу крепостного права и порабощения женщины[1]. Что существует и посейчас в некоторых губерниях России.

Свадебные птицы

Еще в язычестве у литовцев в первый день бракосочетания муж раздирал принесенную ему на постель жареную куропатку, часть которой давал есть своей супруге.

У немцев в средние века давали новобрачным жареную курицу, которая называлась брачною или любовною. Жареную курицу (куря вечерняя) в первый день подносили новобрачным и в России, как то видно из описания старинных свадеб XV столетия. В Москве и по сие время дарят молодых парой живых гусей в ленточках, а даже иногда и лебедей, а в старину на столах княжеских молодым подавали жареных лебедей. Есть поверье в народе, что только и можно есть лебедей новобрачным.

Обряд свадьба на руси кратко
Константин Маковский. Боярский свадебный пир в XVII веке

Головной убор новобрачной

Известно что в России новобрачной надевают на голову кокошник, кокуй или кику, расплетают косу надвое с известными при этом песнями. Обычай этот, по-видимому, перенят у татар, как думают Плено Карпин и Брунна; но Грим говорит, что и у немцев было обыкновение у новобрачной не распускать волос, а связывать их на голове и прикрывать чепцом.

Тертуллиан говорит, что у язычников было обыкновение женщинам являться покрытыми, у евреев — тот же обычай, у русских фата изображает и до днесь символ стыдливости и скромности. Поэтому можно заключить, что все наши старинные обряды, отчасти исчезнувшие, отчасти существующие и поныне, не имеют полного характера новости или своеобразности, но скорее заимствование путем влияния от других народов.

Обряд свадьба на руси кратко
Мария Молодых. Невеста

Баня, меха и солома брачной ночи

К числу народных обычаев, существовавших даже в царских и боярских домах, принадлежали: мытье в бане накануне свадьбы и после ее, также постилка ржаных снопов вместо постели и усаживание молодых на мехе.

Мытье в бане выражало чистоту брачного ложа и вообще чистоплотность, спанье на снопах — прибыток в доме, а на мехах сидение — богатство. Таковые обычаи существуют и поныне.

Обряд свадьба на руси кратко
В. Перов. Накануне девичника. Проводы невесты из бани

Свадебные песни в отношении их значения

Кто не знает, кто не слыхал свадебных песен? Кто не понимает их значения? Все это очень просто до наивности. У римлян девицы пели песни до полуночи у спальни новобрачных. А у русских весь свадебный обряд сопровождается песнопением, как то видно из величаний и песен во время сговора, девичника и т. п.

В характере этих песен вообще высказывается приготовление к обязанностям жены и хозяйки, изображение замужней жизни, иногда выражение тоски девичьей при воспоминании о том, как волей-неволей она должна оставить дом родителей. Вообще так называемые свадебные песни содержат в себе отметки старинных обычаев, а в некоторых припевах упоминаются Ладо, Тур и Лель как славянские боги любви и радостей.

Суженый

Происхождение этого слова надобно производить от судьбы, которая посылает невесте жениха. Самое слово «невеста» означает неизвестная, неведомая, указывает уже на тот русский обычай, когда девушку жених мог видеть только после венца в качестве новобрачной, точно так же и невеста своего суженого, так как оба молодые сочетались браком по воле не своей, а родительской.

Свадебные причитания, голосование

Есть суеверие, что будто бы невесте необходимо в девичник и перед свадьбой плакать, основываясь на старинной поговорке: «Не плачешь за столом, будешь плакать за столбом». В некоторых местностях и по сие время существуют причитания или голосования, так, например, по словам профессора Снегирева, в Верховожском посаде, Сватаньем, невеста, покрытая фатою, среди подруг-девиц садится на возвышенное место с искусною причитальщицей и начинает причитать, то есть говорить напевным голосом приличное слово или привет отцу и матери, братьям, сестрам и всем родственникам, прощается со своим домом и, если ее выдают на чужбину, то и с подругами.

Обряд свадьба на руси кратко
А.И. Корзухин. Девичник. 1889 г.

Свадьба с трубами

На свадьбах русских царей и важных бояр, кроме песен, играли в трубы зурны, как то известно из описания свадеб в XVII веке[3]. Подобные свадьбы так и назывались свадьбы с трубами. Царь Алексей Михайлович во время бракосочетания своего с Натальей Кирилловною велел вместо труб и органов петь своим государевым певчим, дьякам, всем станицам попеременно строчные и демественные большие стихи из праздников и триодей хорошие стихи, со всяким благочинием. Совершением церковного обряда окончились песни и главные обряды свадьбы.

Беглые свадьбы. Тайные свадьбы. Самокрутка

Подобные свадьбы вообще совершаются без согласия родителей, так сказать, по тайной любви и соглашению молодых людей, тогда как на это нет и даже не ожидают родительского благословения. Есть несколько предлогов к такому венчанию: любовь между неравными по состоянию или богатству; хитрость жениха воспользоваться приданым невесты, а часто и ее капиталом, долгое безбрачие девушки — скучная жизнь между золовок, преследование мачехи, а часто — прикрыть беременность. Впрочем, бывает и так, что часто родители сами потворствуют беглым свадьбам во избежание расходов.

Во всяком случае, девушка сама принимает участие в побеге и даже, если может, то даже предварительно препроводит через верного человека к жениху свое приданое, а потом уж сама убежит. В доме жениха свадьба эта считается формальною.

После такого венчания молодые отправляются к родителям невесты, кланяются в ноги и просят прощения. В некоторых приволжских губерниях отец ударяет молодых по спине плетью и приказывает встать, затем прощает и благословляет образом и хлебом-солью. Даже если молодая беглянка не взяла ничего из своего приданого, то родители невесты отдают при этом его. Впрочем, есть и характерные отцы, но и те со временем отдают назначенную долю дочери, венчавшейся самокруткой.

[1] Впоследствии кунами или куницами назывались в Литве цепи, в которые заковывались при входе девицы, при церковном входе за нарушение целомудрия[2] См. с. 127 Рус. прост. празд. и обряды. М., 1839[3] См. «Опыт повествования о древностях русских» Г. Успенского Ч. 1, 1818